Обратная связь



Если вы хотите поделиться своими знаниями об Израиле, задать вопрос или разместить отзыв об отдыхе - обращайтесь, наши данные в разделе "Контакты".


Авиабилеты в Израиль




В этом разделе вы прочитаете об Израиле древнем и современном, узнаете об удивительных исторических фактах, о тайнах и загадках Израиля,а также сможете задать вопросы. Вы увидите Израиль глазами израильтянина,который, по мнению сайта Ozon "гармонично сочетает в себе талант блестящего рассказчика и увлеченного историка-исследователя". Раздел ведет Игорь Трибельский, историк и экскурсовод, автор книги "Иерусалим.Тайна трех тысячелетий" 


А был ли прокуратором Понтий Пилат?

Израиль изнутри
Автор: Игорь Трибельский
 


Вопрос о названии должности наместника Иудеи, на первый взгляд, выглядит праздным, ибо ответ на него кажется очевидным – оба основных источника, Иосиф Флавий и все четыре Евангелия вместе называют его прокуратором. Им возражает один единственный, правда, исключительно весомый, документ – надпись на камне, обнаруженная в 1961 г. в Кесарии, столице провинции в течение всего времени ее существования.
Надпись сохранилась частично, но ключевое слово видно вполне отчетливо. В первой строке осталось - …]S TIBERIE'UM, во второй - …PON]TIUS PILATUS, в третьей - ..PRAEF]ECTUS IUDA[EA]E. После реконструкции получается: CESARUS TIBERIUM = PONTIUS PILATUS = PRAEFECTUS IUDАE – Цезарь Тиберий = Понтий Пилат = префект Иудеи.

Правоту кесарийской надписи поддерживают и общие знания о римском государственном устройстве. Со времен Августа должностные лица, назначенные принцепсом начальниками и командирами всех уровней, назывались префектами самых разных рангов. Именно они составляли императорскую, альтернативную сенатской, администрацию. На вершине пирамиды чиновников этого звания находился префект претория. При императоре Тиберии обладатель этой должности был, ни много ни мало, вторым человеком в государстве – до 31 г. Сеян, который назначил Понтия Пилата наместником Иудеи, а после его ликвидации – Макрон.
Происхождение слова «преториум» связано с названием второго по властным полномочиям (после консула) магистрата в республиканском Риме – претора. В буквальном переводе оно означало «идущий впереди» (prae + itor), а использовалось в смысле «полководец», «командующий». Базовой моделью многих структурных элементов римского общества был походный военный лагерь. Согласно закону, он имел форму квадрата, ориентированного, по возможности, по сторонам света. Внутри него крестообразно шли две главные дороги, образуя в центре прямой угол. В точке их пересечения находилась палатка командира (претора), а пространство вокруг нее называлось претория. Там дислоцировалось подразделение личной охраны полководца, которое выполняло также функции военной полиции. Им командовал префект претория, фактический военный комендант лагеря. По такому же принципу был организован римский город – в его центре, непременно, находилась претория, площадь с казармами военного гарнизона или небольшая крепость. Ее командир всегда носил звание префекта и, обычно, исполнял еще и роль коменданта города, области или провинции в целом.
В Евангелиях однозначно сказано, что аналогичную преторию имел Понтий Пилат в Иерусалиме. Если есть претория, то ее начальник он обязательно должен быть префектом. И кесарийский камень с надписью убедительно это подтверждает. Таким образом, вопрос должен быть поставлен прямо противоположным образом: почему Понтия Пилата, который на самом деле был префектом, все авторы в один голос называют прокуратором.

Новая ситуация с названиями чиновничьих должностей возникла при императоре Клавдие (41-54 гг.). Казалось, у этого человека не было никакого будущего: с раннего детства в семье Августа его считали глупцом и уродом. О его непригодности для высшего магистрата в государстве и говорить не приходилось. Однако судьба распорядилась по-другому. После убийства Гая Калигулы Клавдий, его родной дядя и в тот момент уже весьма пожилой человек, оказался единственным представителем этой семьи. Не имея под рукой других подходящих кандидатов, совершившие переворот преторианцы провозгласили его императором и добились признания своего решения в сенате.

Заняв место принцепса, Клавдий проявил себя исключительно дальновидным политиком. Понимая личную слабость, он окружил себя преданными людьми из числа вольноотпущенников, которые обладали отсутствовавшими у него самого волевыми качествами. Тем самым, он создал свой, императорский, аппарат, который наделил самыми широкими полномочиями. Затем он осуществил судебно-административную реформу, заставив сенат их утвердить. При этом, он так умело обставил свои нововведения, что вместо упрека в произволе заслужил у Светония насмешку за чрезмерную скромность. «О том, чтобы ему позволено было вводить с собою в курию (место заседания сената) префекта преторианцев или войсковых трибунов, и чтобы утверждены были судебные решения его прокураторов, он просил как о милости» (Светоний, Божественный Клавдий, 12:1). Доступ воинов на заседания сената был строго запрещен. Сам Тиберий должен был испрашивать особого разрешения для префекта претория Макрона, устранившего Сеяна. Клавдий же изменил сам древний закон.

Слово «куратор» происходит от глагола «curare» (опекать, заботиться). Первоначально оно было названием управляющего поместьем. Сливающийся с его корнем префикс «про» имел смысл «вместо», «исполняющий обязанности» – отсюда получается прокуратор (опекун, попечитель, эконом). Первоначально это была важная должность в крупном рабовладельческом хозяйстве, которую мог занимать даже раб, хотя, чаще всего, она отводилась вольноотпущенникам. При всей ответственности своих обязанностей прокуратор оставался, всего лишь, слугой своего господина.
Новая ситуация возникла после того, как хозяином прокураторов стал сам император. Слуги первого гражданина страны стали начальниками для всех остальных. Они составили ядро императорской администрации, не связанной с сенатом и его магистратами. После того, как Цезарь Октавиан Август рядом с традиционной республиканской казной Рима, аэрариумом, которой владел сенат, учредил свою, императорскую, или фиск, прокураторы стали ее распорядителями, чиновниками фиска, что ближе всего соответствует современному понятию «фининспектор».

Закон, принятый сенатом с подачи Клавдия, ознаменовал начало следующего этапа в истории этого звания. Отныне решения императорских прокураторов, сфера деятельности которых еще вчера ограничивалась только фиском, принимались в сенате наравне с судебными постановлениями пропреторов и проконсулов, принятыми на местах. Это давало прокураторам возможность исполнять любые контрольные и управляющие функции, в том числе, быть правомочными наместниками провинций. Для того, чтобы Флавий и евангелисты, не сговариваясь между собой, назвали Понтия Пилата (а Флавий – и его предшественников) прокуратором, нужно, чтобы к моменту написания этих книг такой порядок успел устояться, сделаться привычным и само собой разумеющимся.

Римские наместники в Иудее, поначалу префекты, а после реформы Клавдия прокураторы, обладали всей полнотой военной, исполнительной и судебной власти. Их постоянная резиденция находилась в Кесарии, в роскошном дворце Ирода Великого на самом берегу Средиземного моря, расположенном между театром и ипподромом. Потеряв свой официальный статус, Иерусалим, тем не менее, остался неформальной иудейской столицей, где центральной фигурой был первосвященник. Впрочем, префекты и прокураторы часто посещали святой город иудеев, а в еврейские паломнические праздники, Песах (Пасху), Шавуот (Пятидесятницу) и Суккот (Кущей), их присутствие Иерусалиме было обязательным.

Префектов обычно назначали из числа всадников. Речь не идет о том, что эти люди непременно должны были служить в кавалерии, хотя это название действительно связано с историей формирования вооруженных сил в Риме. Во времена Республики все свободное население города было разделено на призывные округа (центуриаты). 18 из них выставляли конных новобранцев, отчего приписанные к ним граждане назывались «всадниками». Особое положение этих людей в армии позволяло им претендовать на большую долю добычи во время войны. Это давало значительное богатство, но не социальный статус. Проблема всадников состояла в том, что они относились к числу плебеев, отчего их права и возможности были ограничены. Согласно закону Гая Клавдия от 218 г. до н. э. всадники не имели права избираться в сенат и владеть собственными поместьями; они не проходили по ступеням «cursus honorum».

Общественное положение этих людей целиком зависело от размеров накопленного состояния. Поэтому основными направлениями приложения сил для этой категории римских граждан стали различные сферы «делания денег»: торговля, финансовые операции, военная и карьерная служба. Попадая в провинцию в качестве наместников, эти люди, независимо от своих индивидуальных качеств, рассматривали свое назначение как временное и стремились извлечь из него максимальную пользу для себя лично. Кандидатами в прокураторы был еще более широкий круг граждан от тех же всадников до вольноотпущенников, а их потребность в увеличении собственного богатства, соответственно, еще выше.
Иудея, небольшая, но весьма развитая и богатая страна с обилием внутренних проблем и множеством враждующих групп, создавала идеальные условия для быстрого обогащения. Наместники не были заинтересованы в снятии противоречий. Напротив, они богатели за счет их существования, получая взятки за содействия от каждой из конфликтующих сторон. Подобная ситуация в сочетании с широчайшими полномочиями была великолепным стимулятором чиновничьего произвола. Таким образом, прямое римское правление не сулило иудеям никаких выгод, так как накладывало на них двойной экономический гнет: со стороны Римского государства и, отдельно, его сменяющих друг друга чиновников. Правда, в политической области все обстояло не так плачевно: существовали правовые рамки, ограничивавшие их своеволие. Жители Иудеи могли жаловаться на злоупотребления префекта его непосредственному начальнику, императору, а также старшему соседу, наместнику Сирии.

Сказать точно, когда именно прокураторы сменили префектов в качестве наместников Иудеи, нет никакой возможности. Это связано с тем, что основные источники написаны уже после этого момента, и ретроактивно называют всех наместников прокураторами. Отличие между представителями этих чиновничьих категорий состояло в социальном происхождении: у прокураторов оно было ниже, чем у префектов. Возможно этим, отчасти, объясняется постепенное нарастание уровня произвола в поведении наместников по отношению к иудейскому населению с течением времени, хотя для этого существовали и другие, более веские, причины.

Реклама




Ссылки

 
 
Полезные ссылки      |       Контакты

Израиль-инфо  © 2008-2016    
Копирование любых материалов сайта без согласования с администрацией запрещено.